Верховный суд подтвердил очевидные истины в отношении требований к тахографам!

Упорство правовых нигилистов граничит с догматизмом! Отсутствие понимания правовых норм ведет к потере времени и восприятия действительности!

Во множестве статей на нашем сайте мы давали объяснения, каким образом формируются требования в отношении тахографов, но в обществе есть граждане, которые считают себя выше норм и законов! Или даже не так – они живут в выдуманном ими правовом поле!

Судебное разбирательство, которое будет рассматриваться в настоящей статье, посвящено попытке опротестовать действия инспектора, который оштрафовал водителя за то, что установленный в его транспортном средстве прибор не является тахографом в рамках требований закона, в частности этот прибор не учтен в перечне ФБУ «Росавтотранс» и не имеет в своем составе блока системы криптографической защиты информации (блок СКЗИ тахографа).


Верховный суд поставил точку в бесчисленных кассациях, которые подавал истец пытаясь отменить наказание, назначенное ему инспектором, за управление транспортным средством без тахографа или с нарушением установленных нормативными правовыми актами Российской Федерации требований к использованию тахографа.


Водитель подал жалобу на действия инспектора с обоснованием своей позиции тем, что Приказ Минтранса, устанавливающий требования к тахографу, носит рекомендательный характер, а наличие сертификата соответствия требованиям Технического регламента Таможенного Союза является единственным обязательным требованием, которое установлено законом в отношении тахографа.

Верховный Суд Российской Федерации в своем Постановлении от 11 августа 2021 г. № 2-АД21-3-К3 дал надлежащую правовую оценку и обоснованно отклонил доводы водителя как несостоятельные. Вопреки доводам жалобы водителя при рассмотрении дела было установлено, что тахограф, которым был оснащен автомобиль, требованиям нормативных правовых актов не соответствовал, в нем отсутствовало программно-аппаратное шифровальное (криптографическое) средство — блок СКЗИ тахографа.

Кроме этого Верховный Суд Российской Федерации подтвердил правильность решения нижестоящих судебных инстанции, которые рассматривали кассационные жалобы водителя на действия инспектора и подтвердили корректность действий инспектора и справедливость вынесенного им взыскания, а именно судебные решения:

— Череповецкого городского суда Вологодской области от 30.06.2020 N 12-380/2020;

— Вологодского областного суда от 03.08.2020 N 7-520/2020;

— Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 24.12.2020 N 16-5720/2020.

Упорство, с которым водитель пытался доказать, что приказ Минтранса с требованиями к тахографам, носит рекомендательный характер, заслуживает более полезного применения, поскольку обязательность требований приказа Минтранса утверждена Федеральным законом «О безопасности дорожного движения» и не может носить рекомендательный характер! А вот ссылка на технический регламент как раз не является показательной и определяющей, поскольку технические регламенты предъявляют требования не в сфере обеспечения безопасности дорожного движения, а в сфере обеспечения безопасности продукции при ее эксплуатации. Требования в обеих сферах являются обязательными, но в одной сфере должна быть обеспечена безопасность эксплуатации продукции, а в другой безопасность дорожного движения. Требования в обеих сферах не подменяют и не отрицают обязательность друг друга.

Водитель был введен в заблуждение гражданами, плохо разбирающимися в нормах права, дошел до Верховного Суда Российской Федерации, всего лишь для того, чтобы ему подтвердили, что требования федеральных законов имеют прямое действие и устанавливают обязательные требования на территории всей страны, и Федеральный закон «О безопасности дорожного движения» не является исключением и не отменяется никакими требованиями технических регламентов.

Давайте разберем подробно весь путь водителя от суда первой инстанции и вплоть до Верховного Суда Российской Федерации. Жалко, что «за кадром» остается отношение водителя к защитнику, который отнял у него столько времени, отстаивая очевидную несуразность и откровенную правовую некомпетентность!


Суд города Череповец.

Суть иска: водитель О. и его представитель С. подали иск на действия инспектора с просьбой отменить постановление заместителя начальника ОГИБДД УМВД России по г. Череповцу Л. Дело было рассмотрено в рамках судебного разбирательства Череповецкого городского суда Вологодской области, и принято судебное решение от 30 июня 2020 г. № 12-380/2020 (идентификатор: 35RS0001-01-2020-001544-35).

Постановление ГИБДД составлено на основании: протокола об административном правонарушении по ст. 11.23. ч. 1 КоАП РФ, т.к. тахограф был без блока СКЗИ.

Позиция водителя: с составленным протоколом водитель не согласен, т.к. установленный в автомобиле тахограф имеет все необходимые сертификаты. Представитель водителя С. в обоснование жалобы указала, что управляемый О. автомобиль «< >» был оснащен цифровым тахографом, произведенным в Германии. Тахограф имеет сертификат соответствия Техническому регламенту о безопасности колесных транспортных средств Таможенного Союза — N RU С-DE.MT22.B.00747 (RU C-DE.АД32.В.00100) и декларацию соответствия. Правила использования тахографа водителем О. нарушены не были. Приказ Минтранса России от ДД.ММ.ГГГГ N 36, предъявляющий дополнительные требования к тахографам, противоречит положениям Технического регламента Таможенного союза (ТР ТС) 018/2011 и носит рекомендательный характер.

Узнаете аргументацию? Эти тезисы гуляют по Интернету и вводят в заблуждение добросовестных перевозчиков. Но грамотных юристов такими рассуждениями запутать не так легко, как водителей. Поэтому суд такую позицию не поддержал, обосновал свою позицию в соответствии с действующими нормами права и выразил мнение суда в своем решении.

Позиция суда: суд, выслушав участников процесса, изучив доводы жалобы и представленные ГИБДД материалы, полагает необходимым жалобу О. оставить без удовлетворения, поскольку она не основана на законе.

Разъясняя водителю действующие нормы закона, суд изложил следующее:

В силу подпункта 1 пункта 10 Правил использования тахографов, утвержденных приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 13 февраля 2013 года N 36, водителям запрещается осуществлять перевозки с не соответствующим установленным требованиям тахографом в случае, если его установка на транспортном средстве предусмотрена законодательством Российской Федерации. Автомобиль, не подпадающий под исключения, предусмотренные приложением N 2 к приказу Минтранса РФ от 13 февраля 2013 г. N 36, должен был быть оснащен цифровым тахографом с программно-аппаратным шифровальным (криптографическим) средством (блок СКЗИ тахографа).

Решение суда: Постановление заместителя начальника ОГИБДД УМВД России по г. Череповцу Л. от ДД.ММ.ГГГГ по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 11.23. ч. 1 КоАП РФ, в отношении О. оставить без изменений, а жалобу водителя оставить без удовлетворения.

В рамках своего права на обжалование решения суда водитель О. при поддержке своего представителя С. подал кассацию в Вологодский областной суд.


Кассация в первой инстанции – в Вологодском областном суде.

Решение Вологодского областного суда по делу от 3 августа 2020 г. N 7-520/2020

Суть иска: водитель О. и его представитель С. подали кассационную жалобу на решение суда г. Череповец по делу № 12-380/2020.

Позиция водителя: Оспаривая правомерность постановления, О. обратился с жалобой в суд, просил отменить постановление должностного лица, производство по делу прекратить. В обоснование жалобы указал, что установленный на транспортном средстве тахограф соответствует требованиям действующего законодательства. Приказ Минтранса России от 13.02.2013 N 36 «Об утверждении требований к тахографам, устанавливаемым на транспортные средства, категорий и видов транспортных средств, оснащаемых тахографами, правил использования, обслуживания и контроля работы тахографов, установленных на транспортные средства» носит рекомендательный характер, поскольку с 01.01.2015 вступил в силу Технический Регламент Таможенного Союза, регулирующий требования к тахографам. В протоколе об административном правонарушении и в постановлении о привлечении к административной ответственности не указаны данные, идентифицирующие тахограф, что является процессуальным нарушением. В жалобе, О. и его защитник С., ссылаясь на прежние доводы, просит постановление и решение отменить, производство по делу прекратить. Кроме того, указывают, что действующая редакция части 1 статьи 11.23 КоАП РФ не предусматривает ответственности за использование тахографа не соответствующего техническим характеристикам.

Обратите внимание на изменение позиции водителя! Понимая, что прямая отмена Постановления ГИБДД не проходит через судебное разбирательство, предпринимается попытка отменить постановление по причине нарушения процессуального порядка оформления решения о наложении штрафных санкций. Идея заключается в том, что если не получается отмена постановления по причине нарушения правовых норм, то можно попробовать отменить постановление по причине несоблюдения формальных процедур оформления нарушения.

Это выражается в двух новых доводах жалобы водителя:

— водитель и его представитель ссылаются на то, что в протоколе не содержатся «данные, идентифицирующие тахограф, что является процессуальным нарушением»;

— водитель и его представитель «указывают, что действующая редакция части 1 статьи 11.23 КоАП РФ не предусматривает ответственности за использование тахографа не соответствующего техническим характеристикам».

Аргументация позиции суда: «Частью 1 статьи 11.23 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за управление транспортным средством без тахографа в случае, если его установка на транспортном средстве предусмотрена законодательством Российской Федерации, либо с нарушением установленных нормативными правовыми актами Российской Федерации требований к использованию тахографа, …

В силу части 1 статьи 20 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» юридические лица и индивидуальные предприниматели, осуществляющие на территории Российской Федерации деятельность, связанную с эксплуатацией транспортных средств, обязаны оснащать транспортные средства техническими средствами контроля, обеспечивающими непрерывную, некорректируемую регистрацию информации о скорости и маршруте движения транспортных средств, о режиме труда и отдыха водителей транспортных средств (далее — тахографы). Требования к тахографам, категории и виды оснащаемых ими транспортных средств, порядок оснащения транспортных средств тахографами, правила их использования, обслуживания и контроля их работы устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации. …

В соответствии с подпунктом 3 пункта 3 Приказа Минтранса России от 13.02.2013 N 36 «Об утверждении требований к тахографам, …» бортовое устройство имеет защищенный от вскрытия опломбированный корпус и содержит внутри него программно-аппаратное шифровальное (криптографическое) средство (далее — блок СКЗИ тахографа). …

Как следует из материалов дела, 24.03.2020 в 14 часов 10 минут на 1215-ом километре автодороги М8-Холмогоры (г. Архангельск) О. управлял транспортным средством — автомобилем… государственный регистрационный знак N…, оснащенным тахографом, не соответствующим требованиям, установленным Приказами Министерства транспорта Российской Федерации N 36 и N 273 (тахограф без блока СКЗИ).

Указанные обстоятельства послужили основанием для привлечения О. к административной ответственности по части 1 статьи 11.23 КоАП РФ.

Доводы О. и его защитника о том, что приведенные выше нормативно-правовые акты носят лишь рекомендательный характер, не могут быть приняты во внимание и отклоняются, поскольку основаны на неверном толковании закона.

Изложенные в жалобе доводы о том, что установленный на транспортном средстве тахограф имеет защиту встроенного программного обеспечения от преднамеренных или непреднамеренных изменений, встроенную изготовителем, не имеют существенного значения для дела, поскольку указанное обстоятельство не освобождает собственника транспортного средства от обязанности установки тахографа, соответствующего требованиям действующего Российского законодательства.

Доводы о том, что ни в протоколе об административном правонарушении, ни в постановлении о привлечении к административной ответственности не указаны идентификационные данные тахографа, что является процессуальным нарушением, отклоняются, поскольку действующее законодательство не содержит прямого указания на необходимость указания таких данных.

Ссылка в жалобе на то, что новая редакция части 1 статьи 11.23 КоАП РФ не предусматривает ответственность за использование тахографа, не соответствующего характеристикам, является несостоятельной, так как основана на неправильном понимании норм материального права, поскольку диспозиция статьи предусматривает ответственность за использование тахографа с нарушением установленных нормативными правовыми актами Российской Федерации требований.»

В изложенной выше позиции суда подробно указаны правовые положения, касающиеся обязанности перевозчиков оснащать свои транспортные средства тахографами, требования к которым утверждены приказом Минтранса.

Решение суда: основные доводы и дополнительные доводы жалобы водителя оказались неубедительными для суда, и суд в своем решении отказал водителю в удовлетворении жалобы и оставил постановление ГИБДД и решение суда предыдущей инстанции без изменений.

По результатам первого судебного разбирательства водитель не разобрался в действующих правовых нормах, и суд в рамках кассационного разбирательства дал водителю полный анализ юридических требований. Но водитель, проявляя упорство в своем заблуждении, воспользовался своим правом и подал следующую кассационную жалобу на решение двух судебных инстанций и постановление ГИБДД.


Постановление Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 24.12.2020 N 16-5720/2020

Суть иска: кассационная жалоба водителя О. на Постановление ГИБДД, решение Череповецкого суда, решение Вологодского областного суда об отмене судебных решений и Постановления ГИБДД.

Позиция водителя: В жалобе, поданной в Третий кассационный суд общей юрисдикции, О. и его защитник С. просят об отмене приведенных актов, прекращении производства по делу в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых приняты оспариваемые акты, получение доказательств с нарушением закона, отсутствие события административного правонарушения.

Уход в сторону процессуальных нарушений усиливается! Это дело все больше становится похожим на попытку достичь цели любым путем, если не по существу правонарушения, так хотя бы по нарушению процессуального порядка оформления правонарушения! Можно сделать вывод о том, что юридическая поддержка водителя теряет терпение и уже не в состоянии справиться с эмоциональной составляющей процесса.

Обратите внимание на вновь появившиеся доводы водителя: «… в связи с недоказанностью обстоятельств …», «… получение доказательств с нарушением закона …» и еще: «… отсутствие события административного правонарушения …». Раньше такие аргументы водителем не приводились, может быть они возникли уже после завершения события, непосредственно связанного с обнаружением правонарушения?

Позиция суда: дополнительно к аргументации, изложенной предыдущей судебной инстанцией, и в качестве дополнительного разъяснения действующих норм права, суд обратил внимание водителя на то, что соответствие техническому регламенту не является исчерпывающим требованием по отношению к устройству, претендующему на юридическую полноту требований к тахографу:

«Пунктом 14 Технического регламента Таможенного союза «О безопасности колесных транспортных средств» (ТР ТС 018/2011) закреплено, что оснащение техническими средствами контроля за соблюдением водителями режимов движения, труда и отдыха (тахографами) осуществляется в порядке, установленном нормативными правовыми актами государств — членов Таможенного союза.»

По этой причине суд отклонил доводы жалобы водителя:

«Доводы жалобы о соответствии установленного на автомобиле МАN TGX, государственный регистрационный знак <…>/35, тахографа требованиям ТР ТС подлежат отклонению.»

Также суд отклонил и заявления водителя об отсутствии доказанности его вины:

«Таким образом, вынесшим постановление должностным лицом и судебными инстанциями сделан обоснованный вывод о нарушении О. установленных нормативными правовыми актами Российской Федерации требований к использованию тахографа, доводы жалобы в указанной части об обратном, являются не состоятельными, как опровергнутые представленными в материалах дела доказательствами, которые последовательны и согласуются между собой. То обстоятельство, что в оспариваемых актах не указаны наименование завода-изготовителя, заводской номер, тип модели тахографа, не исключает изложенные выводы

Наличие процессуальных нарушений судом также не отмечено:

«Несогласие привлекаемого к административной ответственности лица с оценкой имеющихся в деле доказательств и с толкованием судами норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и законодательства, подлежащих применению в деле, не свидетельствует о том, что судами допущены существенные нарушения названного Кодекса и (или) предусмотренные им процессуальные требования, не позволившие всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.»

Решение суда: «постановление заместителя начальника ОГИБДД УМВД России по г. Череповцу от 28.04.2020 N 18810035190018044863, решение судьи Череповецкого городского суда Вологодской области от 30.06.2020, решение судьи Вологодского областного суда от 03.08.2020, состоявшиеся в отношении О. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 11.23 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оставить без изменения, жалобу О. и его защитника Соколовой М.В. — без удовлетворения

Удивляет упорство водителя в отрицании правовой позиции нескольких судебных инстанций, но факт остается фактом — водитель и его юристы посчитали недостаточными выводы трех судебных инстанций и не нашли для себя повода разобраться в нормах действующего законодательства, и поэтому подали очередную жалобу в Верховный суд Российской Федерации.


Постановление Верховного суда Российской Федерации от 11 августа 2021 г. N 2-АД21-3-К3.

Суть дела: просьба рассмотреть жалобу водителя на незаконное Постановление об административном правонарушении и Решения трех предыдущих судебных инстанций в отношении водителя О., который управлял транспортным средством с техническим устройством не соответствующим требованиям к тахографам, а именно, без установленного в тахографе блока СКЗИ, при этом обязанность по оснащению данного типа транспортного средства тахографом в требованиях законодательства Российской Федерации имеется.

Позиция водителя: установленный в автомобиле тахограф имеет сертификат подтверждения соответствия требованиям Технического регламента Таможенного союза ТР ТС 018/2011, и это является достаточным условием для удовлетворения обязательных требований к тахографу, а все остальные требования носят рекомендательный характер.

Позиция Верховного суда: Верховный суд подтвердил, что требования к тахографу, изложенные в приказе Минтранса, являются обязательными, что вся цепочка правовых нормативных актов, изложенных в позициях судов предыдущих судебных инстанций, правомерная, законная и действующая, что соответствие Техническому регламенту Таможенного союза не является основанием для игнорирования установленных законом требований, и отклонил жалобу водителя как несостоятельную:

«Выводы должностного лица ОГИБДД УМВД России по городу Череповцу и судебных инстанций сомнений не вызывают, а приведенные в жалобе доводы, в том числе о соответствии установленного на автомобиле тахографа требованиям Технического регламента Таможенного союза, получили надлежащую правовую оценку и были обоснованно отклонены как несостоятельные.

Вопреки доводу жалобы при рассмотрении дела было установлено, что тахограф, которым был оснащен вышеупомянутый автомобиль под управлением О…, требованиям названных выше нормативно-правовых актов не соответствовал, в нем отсутствовало программно-аппаратное шифровальное (криптографическое) средство — блок СКЗИ тахографа).»

Верховный Суд Российской Федерации постановил:

«постановление заместителя начальника ОГИБДД УМВД России по городу Череповцу от 28.04.2020 N 18810035190018044863, решение судьи Череповецкого городского суда Вологодской области от 30.06.2020 N 12-380/2020, решение судьи Вологодского областного суда от 03.08.2020 N 7-520/2020 и постановление судьи Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 24.12.2020 N 16-5720/2020, состоявшиеся в отношении О. … по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 11.23 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оставить без изменения, а жалобу О. … и его защитника С. … — без удовлетворения.»


Выводы:

Данное дело показательно тем, что простые юридические выводы можно сделать и без участия Верховного суда Российской Федерации, для этого достаточно просто проследить цепочку нормативных актов от требований Федерального закона «О безопасности дорожного движения» через подзаконные акты к приказу Минтранса, который конкретизирует и раскрывает требования в рамках, предусмотренных в законе.

Этот путь более рациональный, чем путешествия от одной судебной инстанции к другой. А водителю стоит в будущем выбирать себе в советники юриста, который понимает, что требования законодательства в отношении одного и того же объекта регулирования могут размещаться в различных нормативных правовых актах, если этот объект применяется в различных сферах регулирования.


Тахограф является в этом смысле показательным примером, с одной стороны тахограф является продукцией (как, впрочем, и любое другое техническое устройство), а с другой стороны тахограф – это устройство, обеспечивающее безопасность дорожного движения.

Из этого и складывается система требований к тахографу: с одной стороны требования к безопасной эксплуатации продукции – это Технический регламент, а с другой стороны требования по обеспечению безопасности дорожного движения – это Федеральный закон «О безопасности дорожного движения».


Эта простая истина реально доступна не только специалисту с юридическим образованием, а любому гражданину. И для понимания факта такого распределения обязательных требований не обязательно было проходить такое количество судов.

Для ознакомления с материалами судебных разбирательств можно загрузить прилагаемые к этой статье файлы.


Автор: Мирошин Геннадий Святославович, вице-президент Ассоциации по содействию безопасности автотранспортной деятельности «Тахографический центр»

Добавить комментарий